Fonbet

Музей открылся нынешним летом на месте самого первого магазина бренда, чья история началась в далеком 1958-м, и выглядит как улучшенная версия магазина ИКЕА—с поправкой на то, что здесь всегда представлены самые знаковые вещи и коллекции. Но самое интересное не это: музей дает возможность своими глазами увидеть, как рождалась идея создания той или иной вещи. И убедиться, что многие прекрасные вещи до сих пор не изобретены (згой цитатой из Ингвара Кампрада, основателя компании, украшен один из музейных залов).
Да и fonbet live я думаю заинтересует очень и очень многих из моих читателей.
Не стоит относиться к дизайну мебели свысока: утилитарные шедевры, которые мы используем по прямому назначению каждый день, в каком-то смысле значат гораздо больше, чем просто шедевры. А порой в кузнице мебельного дизайна выковываются поистине глобальные проекты — как те, над которыми работает икона британского дизайна Томас Хезервик. Он словно приглашает в путешествие по кэрролловской Стране чудес, где большое с легкостью становится маленьким и наоборот: с момента основания своей мастерской в 1994году Хезервик совмещает дизайн мебели и стратегическое урбанистическое планирование. В последнее время работа студии сфокусирована на масштабных строительных и дизайн-проектах, в частности, на бенедиктинском монастыре в Великобритании, электростанции на севере Англии, 180-метровом небоскребе-отеле в Гонконге, проекте жилой застройки в Куала-Лумпуре и дизайне нового лондонского автобуса (трансформировать традиции сообразно нуждам сегодняшнего дня—тоже д обрая британская традиция). Дизайн Хезервика—это еще и про британское отношение к памяти: когда-то, будучи подростком, он почувствовал себя необыкновенно свободным, стоя на заброшенном лестничном пролете. Теперь он намерен возвести этот юношеский сантимент в абсолют и сплести общественное пространство строящегося в Нью-Йорке жилого комплекса Hudson Yards из полутора сотен лестничных пролетов, застывших в воздухе.

More

Марафон зеркало

Нашёл недавно на марафон зеркало, очень интересное и удобное предложение.
Культ трудолюбия царит и в Скандинавии — но здесь это полная противоположность тому, что на Дальнем Востоке. Настолько, что даже странно, что эти диаметрально разные системы представлений называются одним и тем же словосочетанием. Трудолюбие по-скандинавски — это работа судоволь-ствием: те, кого не радует работа, не метут хорошо трудиться. Именно поэтому дизайнеры из Швеции, Дании иНорвегии столь охотно берутся за очередное совершенствование орудий труда. Даже если речь идет всего лишь о мытье посуды—которое, по меткому замечанию кого-то из гуру американской социологии, даже в иерархии домашней работы стоит на самой низкой ступени. Один из символов д атского дизайна (кроме стульев, конечно) — тазик для мытья посуды, придуманный Оле Йенсеном. Тазик для мытья посуды: задумайтесь, когда вы вообще в последний раз пользовались этим предметом. Нет, дело не в том, что в датских домах нет водопровода, — датские кухни в этом плане ничем не отличаются от наших собственных. Разница в подходе: датчане взяли курс на экономию ресурсов, не исключая и водопроводной воды, — так что полузабытый тазик для мытья тарелок вновь в списке must-haves. ОсобеннотазикЙенсена, которому не один десятоклет. Надо сказать, популярен он не только в Дании и за время своего существования успел даже освоить новые «профессии»: например,
в ресторанах Нью-Йорка в этой остроумной гибкой емкости охлаждают шампанское.

Простоту, утилитарность и любовь к труду возвели в культ и шведские дизайнеры, начиная с тех, кто создает штучные фестивальные инсталляции и заканчивая теми, кто работает для конвейера ИКЕА. Этому шведскому мебельному колоссу удалось стать целым культурным феноменом—в чем можно убедиться в залах музея компании в Эльмхульте.

More

Марафон

Так же, советую посетить в обязательном порядке зеркало марафон. Где вы сможете открыть для себя уйму интересной и полезной информации.
Итальянские мастерские и бренды давным-дав-но стали интернациональной кузницей кадров — и глобальной площадкой для дизайнерской самореализации. Взять хотя бы Alessi, итальянского производителя разнообразной кухонной утвари, который сегодня функционирует подобно музыкальному лейблу. В разное время на благо этой «фабрики итальянского дизайна» успели поработать и француз Филипп Старк, и голландец Марсель Вандерс, и финн Ээро Аарнио, автор узнаваемой утки-таймера: выяснения насчет того, чего в ней больше, финского или итальянского, могли бы стать темой целой конференции. И вряд ли ее участники пришли бы к какому-то однозначному ответу.

Взгляните сами. Яркая, похожая накарикатуру и притом полезная в хозяйстве вещица—это очень по-итальянски. Ее легко поставить в один ряд с работами Мириам Мирри или Алессандро Мендини, который сделал для того же Alessi свою знаменитую открывалку для бутылок сдевичьейголовкой. С другой стороны, в таймере Аарнио чувствуется родство и с его главной работой, креслом-шаром, которое наглядно воплощает финскую интровер-сию, возведенную в этой стране в ранг национальной идеи.

Впрочем, у любой медали две стороны и финский дизайн неисключение. Помимо кресла-убежи-ща от Ээро Аарнио, который получил за него медаль Pro Finlandia, высшую национальную награду для деятелей искусств, эмблемой финского дизайна служат изделия художников-стеклодувов, абсолютно прозрачные и полностью открытые внешнему миру. Настолько, что тянущийся через полстраны маршрут, соединяющий Хельсинки и затерянную в глубине страны деревушку Нуутаярви, на котором расположены мастерские, музеи и бутики, претендует на роль финского «Золотого кольца». Это маршрут для туристов, призванный показать, что в работах Кая Франка, Тапио Вирккала, Тим о Сарпанева и других заключен национальный финский характер, сотканный одновременно из силы и ранимости, крепости и хрупкости.

Черты человеческих характеров можно разглядеть и в работах, например, южнокорейских дизайнеров: чего стоит одно кресло-обнимашка, созданное Ли Ын Кен. Издалека похожее на плюшевую гориллу, это кресло призвано помочь справиться с одиночеством и постоянным стрессом — которые, как известно, являются проблемами номер один в Южной Корее и Японии, где возведен в культ труд до седьмого пота, а обзавестись семьей или хотя бы домашним питомцем не так-то просто.

More

Marathonbet

Выпускница Королевской академии изящных искусств в Антверпене, она больше всего известна своими работами для модного дома Hermes: серебряными вазами, посудой, столовыми приборами и кофейными емкостями из стекла, похожими на парящую в воздухе посуду из футуристических лабораторий. Даже когда Эль-Асмар осмысляет предметы из арабского быта, у нее выходит нечто более бельгийское, чем «восточное»: например, в ее кальянах трудно с первого взгляда разглядеть собственно кальян — зато фактура брюссельского «Атомиума» бросается в глаза. Еще более яркий пример: Карим Рашид, не просто лицо североамериканского дизайна, а один из его создателей, родился далеко за пределами США, в египетском Каире.
Советую посетить marathonbet, который как мне кажется заинтересует достаточно многих из вас.
В таком положении вещей есть, разумеется, и второе, и даже третье дно: вряд ли Карим Рашид смог бы стяжать мировую славу, будучи египетским дизайнером,—и вряд ли, будучи египетским дизайнером, он смог бы стать собственно тем Каримом Рашидом, которого мы знаем. Тем, чей талант попал в огранку североамериканской дизайнерской школы и был отполирован до блеска в Италии — в миланской студии Родольфо Бонетто.

More

Отели в Сочи

Ещё и Отели в Сочи я думаю заинтересуют очень и очень многих из вас.
Вероятно, те, кто отказывает дизайну в обладании национальным характером, не считают его вполне искусством, оставляя ему удел прикладной отрасли, задача которой — сделать красивым то, что должно быть удобно. Но дизайн не просто давным-давно вышел за эти рамки, он никогда ими и не ограничивался — со времен своего появления на свет в мастерских художников истинно английского «Движения искусств и ремесел» и расцвета в руках представителей многочисленных национальных школ — от Баухауза до финской школы дизайна. С тех пор прошло минимум столетие -а мы по-прежнему в большинстве случаев можем с первого взгляда отличить работы финских дизайнеров от произведений их немецких коллег. Дело, конечно, не в «генетической памяти»: мы живем в эпоху глобальных миграций, когда британские дизайнеры носят типичные пакистанские имена, этнические корейцы представляют на международных фестивалях дизайн США, а человеком, которому, как утверждают критики, удалось в наилучшей степени «воплотить дух и букву бельгийского дизайна», называют Недду Эль-Асмар.

More

Относительно новое, но уже приносящее солидный доход занятие местного населения — виноделие

Относительно новое, но уже приносящее солидный доход занятие местного населения — виноделие, распространенное на плодородных вулканических почвах на восточном побережье.

Так как на острове много удобных бухт, он оказался приспособленным самой природой для строительства портовых городов, постепенно ставших крупнейшими в стране и через которые осуществляются почти все внешнеторговые перевозки.

На острове — четыре самых населенных района с центрами в Окленде, Веллингтоне, Гамильтоне и Тауранге.

На Северном — две «столицы» Новой Зеландии. Официальная — Веллингтон, самая южная в мире столица государства (см. «Атлас» № 131), где сосредоточены правительственные организации. Экономическая — Окленд (см. «Атлас» №140) в окружении пятидесяти давно уснувших вулканов, между двумя заливами, на 2-километровой ширины перешейке, соединяющим полуостров Окленд с Северным островом. Окленд — самый большой город страны, ее финансовый и промышленный центр.

Третий по величине — город Гамильтон — стоит на реке Уаикато и является значительным образовательным и научным центром страны, с Университетом и Политехническим Институтом Уаикато.

More

Северный — самый населенный в Новой Зеландии

Северный — самый населенный в Новой Зеландии: на нем проживает около 75% населения всей страны. Людей привлекают на острове высокий уровень жизни и рост экономики. Быстрее всего увеличивается число горожан в Окленде: на город с окрестностями приходится половина общего прироста населения страны, 2/3 — 33 счет миграции, 1/3 — за счет естественного прироста.

В недрах Северного, преимущественно в западной части острова, — разнообразные и значительные месторождения: каменный уголь, нефть и природный газ, руды железа, золота, серебра и урана. Главное месторождение рудного жильного золота — в вулканических породах полуострова Коромандел. Похожая на янтарь ископаемая природная смола копал добывается из третичных и четвертичных
пластов на полуострове Окленд. В нижнем течении реки Уаикато — залежи торфа мощностью до 10 м: топливо для ТЭС.

Еще один показатель превосходства острова над другими частями страны: на Северном производится около 80% ВРП Новой Зеландии.

Северный остров — основной животноводческий район страны, развито преимущественно мясо-молочное направление.

More

МАОРИ ПРЕДПОЧИТАЮТ СЕВЕРНЫЙ

Большинство представителей коренного народа Новой Зеландии живет на Северном острове, выбрав его и как место, где жили их предки, и как район интенсивного экономического развития.
ТАСМАНОВО
Первым европейцем, увидевшим берега Северного, был голландский мореплаватель и торговец Абел Тасман (1603-1659 гг.). В декабре 1642 г. его корабль, следуя на север, прошел вдоль западного побережья острова и достиг его крайней точки (мыс Реинга).
Ранее Тасман побывал на острове Южный, где на его матросов напали маори и убили несколько человек. После того как Джеймс Кук нанес на карту Северный, его начали заселять европейцы. Пройдя через войны, маори и поселенцы сумели преодолеть взаимное недоверие. Сегодня маори составляют около 20% населения острова, что соответствует примерно 87% от общего числа маори, проживающих в Новой Зеландии. Четверть всех маори острова проживает в Окленде.

На Северном повсеместно звучит речь на языке маори, проводится множество традиционных праздников этого народа с его красочным военным танцем хака, работает Дом собраний маори.

More

Горные хребты сосредоточены в восточной части острова.

Горные хребты сосредоточены в восточной части острова. В составе хребта Раукумара — гора Хикуран-ги (1754 м): самая высокая вершина невулканического происхождения на Северном. Хикуранги занимает важное место в религии нгати-пороу — местного иви (племени): согласно мифологии маори, гора первой появилась из воды, когда божественная сила создала остров. 110-километровый горный хребет Руахине протянулся с северо-востока на юго-запад, его высшая точка — гора Мангавека (1733 м).
Взгляд на стиль шведского блогера можно посмотреть Style Stockholm. Думаю, вам будет очень интересно.
В центре — вулканический массив Тонгариро с конусами вулканов, среди них — Руапеху, высочайшая вершина острова. По всему массиву — горячие источники, гейзеры, озера с теплой водой. Массив находится в старейшем в стране Национальном парке Тонгариро, внесенном в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО.

На западе — группа из трех вулканов: два потухших, разрушенных (Поукаи и Кайтаке) и действующий — Таранаки высотой 2518 м. У подножия вулкана протянулась 10-километровая черная полоса лавы: след извержения 1755 г.

Равнинные территории на северо-востоке и вдоль морского побережья на юго-востоке и юго-западе почти все распаханы и превращены в обрабатываемые поля или используются как пастбища.

На Северном острове — самая длинная река страны: 425-километровая Уайкато, впадающая на юге в самое большое озеро Новой Зеландии — Таупо и вытекающая из него же на северо-востоке. Таупо площадью 616 км2, как и большинство озер Северного острова, — результат вулканической деятельности: оно заполняет кальдеру одноименного вулкана, образовавшуюся 26,5 тыс. лет назад (о Таупо см. подробнее в № 229).

More

Северный остров — один из двух больших островов Новой Зеландии.

Если вас интересует https://mechtalion.ru/catalog/?RELATION=may, то я нашёл отличный сайт с информацией.
Северный остров — один из двух больших островов Новой Зеландии. Находится к северу от второго острова — Южного, их разделяет пролив Кука. В списке крупнейших островов мира Северный — на 14-м месте. Во время последнего оледенения он соединялся с Южным островом.

Остров образовался на месте разлома между тихоокеанской и австралийской литосферными плитами. Обширные участки Северного острова покрыты молодыми вулканическими породами и вулканическим туфом. Полоса вулканов пересекает Северный остров с севера на юг. В стране — шесть вулканических зон, из них пять — на Северном острове, где 27 вулканов.

Береговая линия острова сильно изрезана, образует глубокие бухты и широкие заливы: Пленти — на северо-востоке, Хок — на востоке. Очертание и направление береговой линии соответствуют расположению тектонических сбросов. Сильнее других раздроблен и расчленен сбросами восточный берег полуострова Окленд, что находится на северо-западной стороне Северного. Там множество заливов и бухт, а вдоль берега разбросано бесчисленное количество островков и скал. Один из самых известных островов — Уайт-Айленд (Факаари) в заливе Пленти — единственный в стране остров с действующим вулканом (см. об острове и заливе в «Атласе» №332). А залив Островов — на восточном берегу полуострова Окленд — вмещает их около 140. В 1769 г. в залив заходил корабль Джеймса Кука, впервые нанесшего на карту почти всю береговую линию Северного острова. В начале XIX в. на нем основали поселок Корорарека (ныне известный как Рассел) — первое постоянное европейское поселение на островах нынешней Новой Зеландии.

More