Одна шкурка


НА ГЛАВНОЙ ПЛОЩАДИ ТОТЬМЫ — Торговой, недалеко от супермаркета, под дождем мокнет серый валун с прикрепленной на краю фигуркой черной лисицы. Этот хищник красуется и на гербе Тотьмы — по высочайшему повелению императрицы Екатерины Великой «в знак того, что жители в ловле сих зверей упражняются». Однако черная лисица никоща не водилась на Вологодчине. Да и на своей родине — Аляске и соседних островах, была почти истреблена русскими промышленниками, которые продвигались все дальше на восток за ценными мехами. Пока, пройдя Сибирь, не достигли Америки.

«Одна шкурка американской черной лисы приносила купцу от 80 до 200 рублей прибыли», — рассказывает Елена Филиппова, стоя у беленой печи в доме-музее Кускова. Этот дом Иван Александрович снял в 1823 году, когда вернулся в Тотьму из Калифорнии с женой-метиской и 58 тысячами капитала. Зверей добывали сами или выменивали у индейцев, везли в Охотск, а оттуда переправляли в Кяхту под Иркутском или в Петербург. Где продавали уже китайским или европейским купцам.

«Финансированием американских кампаний в Тотьме тоща занимались все—не только купцы, но даже мещане и крестьяне из окрестных деревень», — продолжает Елена. Акционеры получали дивиденды после возвращения экспедиций. А их участники ставили в городе церкви — как свечки.

В 1768 году в тотемской рыбацкой слободе Зелене купец Черепанов заложил храм во имя Троицы Живоначальной. Сейчас его голубые купола и зеленая кровля первыми встречают путешественников, добирающихся в город посуху — по автомобильной дороге. Строительство храма с колокольней высотой с 16-этажный дом продолжалось 20 лет и обошлось заказчику в 800 рублей. То есть в четыре хорошо выделанных лисьих шкурки.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>