Но на облике города


ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ САЛОН ХОДЫ АЛЬ-ХАМИС — как раз место встречи культур. Старинный испанский натюрморт соседствует с арабским шкафом, отделанным перламутром. Женский портрет кисти голландского художника — с китайской вазой. Восточная роскошь — с европейским минимализмом. «Что делает нас такими особенными в Абу-Даби? — вопрошает Ее Превосходительство с легкой дрожью в голосе. — Какова наша главная отличительная черта?» Долгая театральная пауза. «Уважение, — отвечает она на свой же вопрос. — Терпимость и гостеприимство». И это не самореклама, а план выживания для города, который зависит от притока человеческого капитала. Вот почему Абу-Даби так «подсел» на прекрасное, объясняет Хода Аль-Хамис: «Сила искусства в том, что это язык межнационального общения».

Но на облике города это пока не отразилось. Абу-Даби застраивается по схеме американского мегаполиса: сеть улиц, пересекающихся под прямым углом. Пешеходных зон нет. О кочевом прошлом местных жителей напоминают только бесконечные потоки автомобилей. Вся жизнь сосредоточена в международных торговых центрах и гостиничных барах, что и неудивительно при такой жаре. Прогуливающуюся публику можно встретить разве что на Корниче — озелененной центральной набережной между пляжами и линией стремительно растущих небоскребов.

Настоящие красоты в этом городе — такая же редкость, как вода в пустыне. Монументальная мечеть шейха Зайда из белоснежного камня. Отель «Яс Вайсрой» по соседству, похожий на огромный остекленевший мыльный пузырь. Белый, как пудра, песок на пляже острова Саадият. Но эффектнее всего смотрится оазис тишины в самом центре мегаполиса, в двух шагах от скоростного шоссе, где вдруг попадаешь в мангровые леса, окаймляющие Абу-Даби, как накрахмаленный воротничок.

Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>