Monthly Archives Апрель 2016

Россия: эколого-туристический маршрут №1

Протяженность маршрута: 76 км

Время прохождения: 6 дней

Сезон: с мая по сентябрь

Знаменитый «Тридцатый туристский маршрут» по северо-западу Кавказа был, пожалуй, самым популярным в советские времена. По нему ходили все — от пионеров до пенсионеров. В первую очередь он, конечно же, «прописан» старшеклассникам, поскольку не особенно сложен в плане физических нагрузок, зато весьма познавателен. По дороге туристы проходят несколько климатических зон — от субальпийской до субтропической, что предполагает спуск от настоящих ледников к жаркому и влажному побережью. В конце концов, это просто невероятно красиво: заснеженные вершины Главного Кавказского хребта, цветущие луга, тенистые широколиственные леса и питаемые ледниками горные­ реки и речушки. Не случайно эти места находятся под охраной ЮНЕСКО. Если раньше на «тридцатку» отводили 21 день (семь из которых посвящали заслуженному отдыху на море), то теперь тот же путь укладывается менее­ чем в неделю и называется «эколого-туристический маршрут № 1».

  • Горная болезнь: 7 маршрутов для трекинга
    Фото: Алексей Букреев / LORI / LEGION MEDIA

Как правило, маршрут начинается на горном курорте Хаджох — акклиматизация проходит в прогулках по каньону реки Белой, к водопадам ручья Руфабго и в ущелье Мешоко, славное богатым археологическим наследием. Дальше путь пролегает по плато Лаго-Наки (1800 м) — это уже территория Кавказского биосферного заповедника. Преодолев Гузерипльский перевал, туристы попадают к подножию укрытой ледником горы Фишт. На следующий день — выход на ледник или восхождение на вершину Фишта (2865 м). Пройдя через два поросших буковыми лесами перевала, путешественники сходят к речке Шахе (крутая тропа получила прозвище «Весёлый спуск») и останавливаются на ночёвку в приюте Бабук-Аул, вокруг которого шумят самшитовые и каштановые рощи. Оставшаяся часть маршрута проходит по зоне субтропиков, мимо живописных скал и водопадов. В завершение приключения в посёлке Солох-Аул участникам «экспедиции» вручают удостоверения «Турист России».

More

Франция и Испания: трек из Гаварни и в Ордесу

Протяженность маршрута: 25 км

Время прохождения: 3 дня

Сезон: с мая по сентябрь

Пиренеи — естественная граница Испании и Франции. Но туристы заглядывают сюда нечасто. Из-за высоких перевалов и глубоких ущелий дорог тут до сих пор мало, зато много троп, которые веками протаптывали охотники, пастухи и паломники. Пиренейские пейзажи отличаются неуступчивой и суровой красотой: отвесные скальные выходы, стеной встающие на пути ледниковые цирки, каменис­тые осыпи, а над всем этим — зубастые вершины, среди которых девять трёхтысячников.

Начальная точка похода, деревушка Гаварни, лежит на высоте 1400 метров у подножия одного из самых мощных цирков Европы — «природного Колизея», как восторженно окрестил котловину посетивший эти места Виктор Гюго. Гаварни, окрестности которого объявлены памятником Всемирного наследия, со всех сторон оплетён живописными тропами. Так что можно просто остановиться в деревне и каждый день налегке совершать радиальные вылазки — не только к водопаду Гаварни (422 м), который во времена французс­кого классика считался самым высоким в Европе, но и к другим каскадам, а также соседним циркам. Маршрут через горы уводит дальше, выше цирка Гаварни, где уже встречаются ледовые участки, — к знаменитой бреши Роланда (2804 м). Горы на французской стороне серы и угловаты, на испанс­кой — золотисты, округлы и пологи, но коварные обрывы в бездонные­ пропасти поджидают путника­ повсюду. За брешью лежит охраняемый ЮНЕСКО национальный парк Ордеса-и-Монте-Пердидо с ущельем Ордеса, которое имеет репутацию «испанского Большого каньона». Его глубины после спуска с отутюженных ветром каменных высот кажутся зачарованным зелёным садом.

Здесь есть немало троп; лучшие из них — Охотничья, идущая вниз по долине от цирка Соасо на высоте 600 метров по известняковому карнизу на южной стене каньона, и Цветочная, пролегающая над пропастью вдоль его северной стены. Базовый пункт в каньоне Ордеса — городок Торла, от которого можно проложить путь вверх по ущелью реки Ара к пограничному перевалу Порт-де-Бушаро и дальше, обратно в Гаварни.

More

ЮАР: пересекая Северный Дракенсберг

Протяженность маршрута: 50 км

Время прохождения: 6 дней

Сезон: с марта по июнь

  • Горная болезнь: 7 маршрутов для трекинга
    На лугах Дракенсберга часто можно увидеть пасущихся зебр и антилоп.Фото: Getty Images

Зулусы называли эти утёсы Кватхламба, то есть «частокол из копий», поселенцы-буры окрестили их Драконовыми горами, но суть одна: к естественной границе Южной Африки и Лесото так просто не подобраться. Трекинг по горам Дракенс­берг проходит­ на высотах от 2 до 3 тысяч­ метров — туристов здесь почти не бывает­, и повстречать на пути можно разве что закутанных в шерстяные одеяла­ пастухов племени басуто с их скудными стадами. За 180 миллионов лет, прошедших со времени образования гор, эрозия придала причудливые формы базальтовым лавовым породам, выгладила долины и разделила их узкими ущельями на отдельно стоящие плато. Нереальность местных пейзажей даже породила мнение, что это с Дракенс­берга писатель Толкин, уроженец расположенного неподалёку города Блумфонтейн, срисовал своё Средиземье.

  • Горная болезнь: 7 маршрутов для трекинга
    Рассвет в национальном парке Дракенсберг.Фото: Getty Images

Путешественнику тут приходится тяжелее, чем хоббиту, — ночевать нужно в палатках и всё своё нести с собой, включая и мусор: эти заповедные места находятся под охраной ЮНЕСКО. Маршруты­ по Дракенсбергу уходят на юг от горы Сентинел. Большой траверс, рассчитанный на две недели, предполагает несколько восхождений на высочайшие точки массива. Но даже короткий, шестидневный трек по Северному Дракенсбергу позволяет увидеть главные пункты национального парка. Первый же день начинается с пятисотметрового подъёма к вершине Амфитеатра (3050 м) — величественного скального массива, с которого обрушивается водопад Тугела (948 м), второй в мире после венесуэльского Анхеля. Карабкаться вверх нужно по хлипким лестницам, сооружённым из цепей и проволоки, что само по себе приключение. А дальше путь пролегает над облаками, по плато, с края которого сбегают неглубокие долины, мимо острых скал, похожих на растущие из земли копья. Важнейшие пункты на маршруте — перевал Мнвени с видом на фантастические утёсы, исток Оранжевой реки, Кафед­ральный хребет с величественными пиками, а также пещеры с наскальными рисунками бушменов.

More

Перу: трек к Чокекирао

Протяженность маршрута: 56 км

Время прохождения: 4 дня

Сезон: с апреля по ноябрь

Не проходит и получаса со старта, как погонщик Хосе Антонио останавливает мулов и достаёт из седельного мешка банки с пивом. Спиртное, однако, предназначается не путешественникам, а богине земли Пачамаме — отправляясь в дорогу, да и вообще начиная любое дело, потомки кечуа совершают подношение богине, чтобы заручиться её благосклонностью.

На Пачамаму надейся, а сам не плошай. Дорога к затерянному в горах в сотне километров на запад от Куско древнему городу Чокекирао пусть и занимает всего пару дней, но требует от участников недюжинного напряжения воли и сил. Только гиды и погонщики мулов, арриеро, способны шагать что вверх, что вниз в одинаковом темпе, ничуть не сбивая дыхания. Туристы же, измотанные резкими­ перепадами высот, валятся на рюкзак, едва доковыляв до привала. И только тогда внимательно рассматривают засыпанные снегом хребты и складчатые бока гор, вдоль которых, над лентой реки Апуримак, сколь­зят кондоры.

  • Горная болезнь: 7 маршрутов для трекинга
    Фото: promPeru

К Чокекирао нет проезжей­ дороги, и единственный способ увидеть руины — как и сто, и пятьсот лет назад — это подняться к ним верхом на лошади или на своих двоих. Именно так в 1909-м сюда доб­рался их первооткрыватель Хайрам Бингем — за два года до того, как наткнулся на Мачу-Пикчу! Стать «чудом света» Чокекирао было не суждено — древние руины надёжно защищены от посягательств цивилизации одним из самых глубоких каньонов мира. Даже расчищать заросший город начали лишь в 80-х годах прошлого века. И до сих пор, в отличие от Мачу-Пикчу, к которому из Куско ходят поезда и оборудовано несколько удобных «инкских троп», турис­тов в Чокекирао бывает очень мало.

More

Териберка: второе рождение

Вскоре после выхода на экраны нашумевшей ленты «Левиафан» маленький поселок Териберка превратился в культурный центр всего Кольского полуострова. Если раньше сюда приезжали разве что фотографы-экстремалы и любители суровой северной природы, то теперь за ними устремились и обычные путешественники. Летом здесь уже во второй раз состоится арктический фестиваль «Териберка. Новая жизнь», который проводит фонд развития территорий «Большая Земля» совместно с фермерским кооперативом LavkaLavka. Его задача — привлечь внимание к развитию туризма и малого предпринимательства в регионе. Первые результаты видны и сейчас: медленно, но верно в Териберке открываются гостевые дома и турбазы, появляются кайт-школы и дайв-центры.

В этом году гостям фестиваля снова обещают премьеры фильмов, посвященных Русскому Северу, концерты живой музыки, арт-инсталляции, совместные субботники, рыбалку, морские прогулки, дегустации блюд, созданных на основе местных продуктов, и многое другое. Те же, кому этого окажется недостаточно, могут самостоятельно отправиться на экскурсию к водопаду на Малом Батарейском озере, посмотреть на кладбище деревянных кораблей или артиллерийскую батарею времен Великой Отечественной войны.

Зимой Териберка — место притяжения для тех, кто мечтает увидеть северное сияние. В прошлом году из-за повышенной солнечной активности цветных сполохи в небе можно было наблюдать уже в начале осени, но обычно самые яркие вспышки видны в феврале и марте.

More

Атланта


Расположенный в Атланте аэропорт Харстфил-Джексон остается самым загруженным в мире на протяжении последних 15 лет. В 2000 году через него совершило путешествие 80 162 407 человек, а в 2015-м — 101 491 106. Аэропорт находится в двух часах лета для 80% жителей США, обслуживает множество международных рейсов и является базовым для нескольких крупных американских авиакомпаний.
Лондонский аэропорт Хитроу впервые выпал из первой пятерки: 6-е место в 2015 году по сравнению с третьим-четвертым в прежние годы. В десятку наиболее загруженных также вошли аэропорты Лос-Анджелеса, Гонконга, Парижа и Далласа.

В открытом доступе за 2015 год доступен только список из 30-ти аэропортов; российских в этом числе нет. В прошлом в рейтинг попадал московский «Домодедово»: 33 108 047 пассажиров в 2014 году и 30 765 078 пассажиров годом ранее. В обоих случаях это 50-е место.

More

Сербия


Расположенная на Балканском полуострове Сербия, говоря языком турагентов, — направление «не первого выбора». Что ж, пляжей, которыми славятся Болгария, Хорватия и Черногория, в этой стране действительно нет. Зато Сербия отличается идеальным соотношением цены и качества, а её компактные размеры позволяют увидеть всё интересное, что называется, за один присест. Любое­ путешест­вие обычно начинается с Белграда — единственной­ европейской столицы, которую за прошлый век бомбили пять раз и которая, несмотря ни на что, фениксом восставала из пепла. Здесь находится величественный храм Святого Саввы, белокаменная средневековая крепость Калемегдан и кварталы Стари-Града с музеями и резиденциями, где днём можно сытно отобедать чорбой, а вечером сплясать под турбофолк.
Друзья, если у вас сломался автомобиль, то евакуатор в житомирі поможет вам. Условия и цены удобны.
Три часа дороги — и вас уже окружают хвойные леса и горные кручи Златибора. Здесь же — православные монастыри Милешева и Увац. В посёлке Сирогойно на фоне пасторальных ландшафтов выстроились старинные крестьянс­кие избы, привезённые из разных регионов страны, — это лучшее место, чтобы познакомиться с традиционным укладом жизни сербских крестьян и накупить вязаных изделий из шерсти. Наконец, в местечке Мокра-Гора находится сказочный Дрвенград, придуманный и построенный Эмиром Кустурицей для фильма «Жизнь как чудо», — место во всех отношениях необычное.

More

В Будапеште навсегда остановился девятнадцатый век


Друзья, мне очень понравилось кофе Коста Рика, думаю оно вам подойдёт идеально.
История время от времени намекает венграм, что не стоит бежать впереди планеты всей. Страна не очень торопилась в капитализм в девятнадцатом веке и в коммунизм в двадцатом. Оказалось — правильно.
Город Дьёр в центральной своей части сохранил не только планировку улиц и архитектуру составляющих их зданий, что само по себе не такая уж редкость, по крайней мере, в известных краях. Он еще и живет в ритме, не предполагающем обгоны, ускорения и виражи. Правильное слово: отстраненность. Отстраненность от гонки, от нервозности, даже от внешнего мира. Можно ходить по самому центру, в самые предрождественские дни, в третье воскресенье Адвента, в разгар ярмарки — и не встретить ни одного иностранца, не услышать ни слова не по-венгерски.

Пусть даже на самом деле все сложнее и разнообразнее, но рождественская ярмарка на главной площади — это ведь именно то, что город хочет сказать о себе, правда? Это автопортрет: я — такой, и таким я себе нравлюсь. Так меню ресторана на пешеходной улице, не обинуясь, высказывает национальные кулинарные пристрастия: супов — целая страница, мясных блюд — два разворота, салат 1 (один).
Что ж… Дьёру в самом себе явно нравятся узкие улочки с домами в два этажа, построенными при императрице Марии Терезии, а то и при отце ее, императоре Карле. Нравятся аккуратные балкончики-эркеры, устроенные посередине желтого или розового фасада, между белыми пилястрами под пышными (барокко как-никак) капителями, а то и на углу дома, особенно, если это дом на площади. Балкон от угла смотрит так, будто архитектор провел линию под углом сорок пять градусов, собираясь внутрь квадрата площади вписать второй квадрат — и на эту ось и посадил стену эркера. Балкончики эти считаются опознавательными знаками Дьёра, его изюминками.
Есть все же особая прелесть, плохо знакомая жителям многоэтажных микрорайонов, — свернуть под арку соседнего дома, и оказаться в том самом восемнадцатом столетии. Век этот опознается по непривычно низким окнам первого этажа: тротуары поднялись с тех пор. По высоким каменным наличникам над окнами и пологим линиям въездных арок. По каменным шарам или тумбам; в России их называли, оказывается, каретоотбойниками или колёсоотбойниками. Если кучер не справится или лошади зашалят, и карета не впишется в арку, ее колесо наедет на тумбу и соскользнет обратно, не задев угол здания. Зданию тому лет триста стоять — его беречь надо.
Восемнадцатый век — не худшее здесь время. Территорию Венгрии из рук Османской империи только что, в конце предыдущего столетия, вырвали Габсбурги. И прибрали к своим рукам, естественно. Что, с одной стороны, было, конечно, обидно — независимости нет, как и не было. А с другой — выгодно. Габсбурги действительно тянули аграрную феодальную Венгрию вперед и вверх, к капитализму, в Новое время. Правда, когда они делали это слишком активно, слишком быстро и решительно, венгры сопротивлялись и тормозили процесс. Таким, слишком деятельным, оказался, на взгляд здешнего населения, Иосиф II, сын Марии Терезии, многими чертами напоминавший нашего Павла I, сына императрицы Екатерины. С его просвещенной точки зрения даже традиция непременной коронации Габсбургов как законных хозяев венгерской земли короной святого Иштвана выглядела не более чем дедовским предрассудком, совершенно не достойным монаршего внимания. Не стал короноваться, пренебрег. И вошел в венгерскую историю как «король в шляпе», «шляпный король». Вы к нам без почтения — тогда и мы к вам без почтения.
У стеклянных дверей кофейни — высокие, во всю арку, деревянные ставни. Даже не нужно уточнять их возраст по качеству краски или состоянию древесины. И так видно: все тот же восемнадцатый век. Так и стоят, сквозь три столетия. На глаз — вроде бы и нет никаких зарубок, но в памяти-то они есть: и недавняя, 1989 года, вполне бархатная революция, и совсем иная революция 1956 года, и Вторая мировая со всеми ее трагедиями и злодействами (в синагоге здешней теперь — галерея современного искусства), и катастрофа Трианона, и Первая мировая, и индустриализация времен дуализма, империи Австро-венгерской.
А двери, окна, улочки, и сам ритм жизни — времена Священной римской империи, времена Карла Габсбурга и дочери его, Марии Терезии.

More

Сейсмозащитная «кровать-саркофаг»

Представьте, что вы неожиданно просыпаетесь от того, что на голову начинает сыпаться штукатурка. Времени на то, чтобы успеть что-то предпринять и выбежать из дома, почти нет. Оригинальный способ защиты спящего человека при землетрясении придумал российский инженер Дахир Семенов из инжиниринговой компании Dahir Insaat в Стамбуле. Изобретатель разработал конструкцию «кровати-саркофага», которая захлопывается при подземных толчках. Друзья, а квартиры посуточно в Харькове не интересуют вас? Очень интересное и выгодное предложение.
Всего разработано несколько моделей — от большой двухспальной кровати до односпальной, разного размера. В корпус встроены чувствительные сейсмологические датчики, которые улавливают подземные толчки. Конструкция представляет собой усиленный металлический короб, который трансформируется. В случае начала землетрясения человек опускается внутрь этого короба. И над ним захлопывается металлическая прочная крышка.

Внутри мини-бункера, помимо пространства для человека, также есть место для запаса еды, воды, медицинской аптечки, противогаза и даже огнетушителя. Однако сейчас проект реализован лишь на бумаге, и к нему остается немало вопросов. Например, возможно ли встроить в конструкцию туалет — на случай, если человеку придется ждать помощи спасателей несколько дней? И насколько безопасна подобная разработка — что произойдет, если во время сна у спящего будет свисать с кровати нога или рука?
К тому же, если землетрясение будет небольшим, но механизм все равно сработает, человеку придется озвучить начальнику довольно оригинальную причину своего опоздания на работу.
Пока неизвестно, когда изобретатель представит функционирующий прототип. И главное — сколько будет стоить «кровать-саркофаг». Ранее изобретатель Дахир Семенов уже представлял не менее оригинальные проекты. Например, ему принадлежит идея создания гибрида монорельса с вертолетом.

More