Monthly Archives Февраль 2016

Море Росса — это район


Во-первых, мы считаем, что система охраняемых районов в Антарктике должна основываться на научных данных по биоразнообразию, биогеографическому районированию и функционированию морских экосистем Южного океана. Чтобы получить эти данные, нужны масштабные исследования по выявлению районов, которые мало затронуты воздействием человека. Надо составить подробные карты этих территорий, обобщить научные данные — и только потом уже говорить о создании заповедников. А наши партнеры предлагают как можно скорее закрыть на длительные сроки (50 лет и более) огромные по площади акватории для какой-либо деятельности, не определив конкретно ни цели сохранения, ни процедуры осуществления контроля за исполнением охранного режима, ни планы мониторинга и исследований охраняемых районов.

Во-вторых, создание охраняемых районов в морях Антарктики должно соответствовать цели Конвенции АНТКОМ, определенной как «сохранение морских живых ресурсов Антарктики, включая их рациональное использование». Поэтому выделяемые районы не должны поглощать основные районы промысла водных биоресурсов в Южном океане. Море Росса — это район, ще Россия ведет достаточно интенсивный промысел клыкача — ценной промысловой рыбы, дальнего «родственника» окуня. Создание МОР в их нынешнем виде — это попытки некоторых наших партнеров по АНТКОМ, прежде всего Австралии и Новой Зеландии, под «зеленой» темой вытеснить российских рыбаков из моря Росса.

More

В Антарктике


О СОЗДАНИИ МОРСКИХ ОХРАНЯЕМЫХ РАЙОНОВ (МОР) в Антарктике впервые заговорили в 2007 году, в ходе 30-го ежегодного Консультативного совещания по Договору об Антарктике, подписанному еще в 1959-м. Этот договор обеспечивает использование антарктических территорий в интересах всего человечества.

На том совещании договорились, что морские охраняемые районы в Антарктике должны создаваться на основе научных данных по биоразнообразию и био-географическому районированию вод Южного океана — разделению на отдельные регионы, каждый из которых характеризуется определенным составом растительного и животного мира. Руководить этими процессами было поручено Комиссии по сохранению морских живых ресурсов в Антарктике (АНТКОМ) — международной организации со штаб-квартирой в Австралии.

В 2009 году АНТКОМ определила первый и до настоящего времени единственный морской охраняемый район за пределами исключительных экономических зон прибрежных государств. Им стал предложенный Великобританией МОР площадью свыше 93 тысяч квадратных километров к югу от Южных Оркнейских островов. В следующем году на сессии АНТКОМ были предложены проекты сразу нескольких МОР в том числе проекты МОР в море Росса США и Новой Зеландии, но до сих пор ни один из них не был принят. Уже тоща стало очевидно, что требуется документально закрепить основные положения, критерии и правила организации МОР в Антарктике. Одним из главных оппонентов предложенных проектов стала делегация России.

Нас обвиняли в открытом противодействии созданию морских охраняемых районов в Антарктике. Но мы не против таких заповедников в принципе. Просто у нас есть свой взгляд на то, как они должны создаваться.

More

Исчерпаны ли мои силы?


ПОД ДЕЙСТВИЕ ДОГОВОРА об Антарктике, подписанного в 1961 году, подпадают только территории суши и льда, лежащие к югу от 60 градуса южной широты. То есть он не действует в тех морях, гае сосредоточена большая часть антарктической жизни.

«Решения АНТКОМ трудно понять», — не скрывает разочарования Веллер. Вот уже десять лет он борется за Антарктиду, собрав за это время пожертвования более миллиона евро. И что дальше?

«Исчерпаны ли мои силы? Это не имеет никакого значения», — говорит Веллер. Все равно он не
собирается сдаваться, надеясь, что представители АНТКОМ коща-нибудь прозреют. Где еще, как не в Антарктиде, столь очевидна необходимость защиты окружающей среды?

«Пример моря Росса заставит нас изменить взгляды», — убежден Веллер. Как только глубины залива Мак-Мердо будут защищены, то и другие государства, граничащие с океанами, будут ориентироваться на это решение. И создадут наконец всемирную сеть особо охраняемых природных территорий, в которых мог бы восстанавливаться животный мир.

Джон Веллер долго работал во льдах. И это изменило его, как и многих полярных путешественников. Море Росса для него теперь не «последний океан в мире, который можно защитить». А первый океан, из которого мы отправимся в лучшее будущее для всех морей, л

More